Вверх
Комментарии

БУРНЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ РОМАН БОЛЬШОГО ТЕАТРА И РЕЖИССЕРА ДМИТРИЯ ЧЕРНЯКОВА ЗАВЕРШИЛСЯ СМЕРТЬЮ НА СЦЕНЕ

Елена
12.10.2021

 

 

 

Долгожданная премьера оперы Николая Римского-Корсакова «Садко» в постановке модного режиссера Дмитрия Чернякова состоялась в Большом театре  16 февраля 2020 года. Главный герой из былинного персонажа превратился в нашего с вами современника, который посещает «тематический парк» Древняя Русь в поисках новых ощущений. Ну как по аналогии с парком «Дикий Запад» в современном кино. Американская кинокалька переносится на русскую классическую оперу, которая совсем не о том. Изначально вопиющим образом был нарушен замысел композитора.

Но в приведенном выше телесюжете о премьере с особым восторгом говориться о новых сценических эффектах, которые должны восхитить зрителя и заставить его забыть медлительности оперы, превратить ее в некое кино со сменой кадров.

«Садко» должен был идти на сцене Большого 8, 9, 10 и 11 октября 2021 года. В самом начале спектакля 9 октября вдруг раздался крик Волхва : «Стоп, стоп, стоп, вызывайте скорую! Здесь кровь!» Знающие из программок о необычной трактовке сюжета, зрители сначала подумали, что так и должно быть. Но занавес закрылся и их попросили покинуть зал. Люди разбрелись по буфетам, когда через полчаса было объявлено об отмене спектакля «по техническим причинам».

В Большом театре, главном театре страны, 9 октября на сцене во время  спектакля «Садко»    погиб под декорацией артист миманса 37 летний Евгений Кулеш. Из заявления театра: «При смене декораций погиб артист миманса (мимического ансамбля). Спектакль ту же был остановлен, зрителей попросили выйти из зала. В настоящее время на месте работают следователи с целью установить все обстоятельства произошедшего трагического события».

Имя погибшего в тексте  отсутствует. Поражает сухость и лаконичность заявления. Позорное молчание директора Большого Владимира Урина длится четвертые сутки с момента трагедии. Пренебрежение к смерти сотрудника со стороны руководства театра просто поражает! Ну покажите проблеск хоть каких то эмоций, сделайте развернутое заявление для прессы, выразите соболезнование семье погибшего. Ни слова! Ни звука! А сколько высоких слов о высоком искусстве слышали мы от директора за последние два года: «Без движения вперед не может быть театра», «Жить каждую минуту с ощущением того,что Большой театр -мировой бренд, -невозможно», «Театр — не музей» и наконец, крылатое обращение к сотрудникам «Берегите меня!»

Директор главного театра России  забыл, что в основе великого русского искусства – будь то литература, опера или балет лежит забота о маленьком человеке! Путь проложил Гоголь «Шинелью», которая вошла в историю русской литературы как манифест неотъемлемых прав личности в любом ее состоянии и звании. Общеизвестная фраза, но не всеми понятая и прочувствованная как показывают события в Большом.

Кто такой этот Евгений Кулеш, имя которого даже не потрудились упомянуть в заявлении? Маленькая сошка — c точки зрения руководства театра. Но вспоминается гоголевский персонаж Акакий Акакиевич в этой ситуации полной беззащитности человека перед судьбой, а вернее, равнодушием к жизням подчиненных руководства театра в угоду новомодным режиссерским «находкам», когда над головами артистов и рабочих сцены подвешиваются декорации весом этак в две тонны! Упадет такая дура на головы  и места мокрого не останется!

Спектакль «Садко»  10 октября отменили после коллективного письма артистов Директору, которым надоело играть со смертью. Артисты вспомнили,что это директор должен беречь их, а не они его.

Директору Большого театра

В.Г.Урину

от работников театра

Обращение

Мы, работники Большого театра, после случившейся трагедии считаем кощунственным и неэтичным проводить спектакль «Садко» 10.10.2021.

От руководства театра мы требуем тщательного и публичного рассмотрения произошедшего несчастного случая на производстве, повлекшего смерть нашего коллеги. Мы призываем руководство театра объявить траур по погибшему артисту и в знак траура отменить сегодняшний спектакль.

подписи работников Большого театра, 10 октября 2021

Интернет кипит подробностями происходящего в театре. В блоге «Записки балерины» вспоминают о технике безопасности во время спектакля: «Не может быть никакого переноса декораций вместе с артистами на сцене!!!!!! Это правило номер один инструктажа по безопасности – во время спектакля только рабочие на сцене – все!!!! А этот спектакль изначально с нарушениями…во время подготовки премьеры эта самая декорация стала заваливаться, мы все пулей повыскакивали, включая  рабочих сцены, ДИРЕКТОР ВСЕ  ВИДЕЛ И….ПРИНЯЛ ПОСТАНОВКУ!!!!!!!»

Зная отношение руководства,  и опасаясь того, что дело замнут, артисты сразу же после трагедии через несколько минут созванивались с бывшим коллегой премьером Большого театра, а сейчас ректором Академии русского балета Николаю Цискаридзе. Николай Максимович уже ДЕСЯТЬ лет неустанно бьет в набат по поводу нарушений всего и вся в родном театре. Вот такой крик души он прочитал:

Уважаемый Николай Максимович!

Сегодня произошла жуткая трагедия в театре. Вы, конечно, уже знаете. Пожалуйста, если кто то будет Вас об этом спрашивать или будут какие то совещания и пр., упоминайте, что нет техники безопасности в театре и проблему с отделом планирования («Садко», сложнейший спектакль, ставили всего за месяц, а в нынешнем сезоне было всего две репетиции). Перед премьерой я лично была свидетелем, как эти же декорации зацепились за световые приборы, и они чуть не упали на людей. Значит, особо нужно было бдить в этом месте. Не должны обвинить Женю или найти крайнего. Артисты будут делать все возможное, но Вы публичный человек и имеете какой то вес. Очень Вас прошу!

С уважением

Елена

Николай Максимович высказался по поводу смерти коллеги, в которой  справедливо обвинив «эффективный менеджмент театра». По его словам, «за кулисами творится ад». Прославленный артист также опасается того, что дело попытаются замять, как это было со смертью работника во время реконструкции театра накануне его открытия, а также смертью скрипача Седова в июле 2013 года уже при Урине: «Конечно, я знал этого человека: погиб супруг моей коллеги. Мы учились вместе, она помладше, а , Евгений, соответственно, еще моложе. Все артисты в один голос твердят, что никакой вины погибшего на самом деле не было. Да, сейчас будут писать, мол, надо было идти налево, а он пошел направо, чуть ли не сам под конструкцию бросился…Такие небылицы станут слагать! У меня нет сомнения, что погибшего артиста или работника сцены сделают крайним и дело замнут. Так уже происходило на открытии театра, ведь тоже случилась трагедия, помните? И ее замяли».

Можно только восхищаться, как верно Цискаридзе предугадал дальнейшие действия руководства Большого! Замять дело не удалось – сюжет прошел на канале Россия 24 с демонстрацией видео гибели артиста.

Но на следующий день СМИ запестрели однотипными заголовками «Погибшего в Большом артиста обвиняют в оплошности». Во как! Не выразить соболезнование и раскаяться и поклясться, что больше такого не повторится, но ОБВИНИТЬ самого погибшего! Дальше – больше! Погибший попал под подозрение в ……алкоголе. Выпивал на рабочем месте. Авторы сей версии в панике и страхе не понимают, как подставляют сами себя и доказывают правоту Цискаридзе: «В театре нет порядка много лет». Если Кулеш был пьян, то как его могли в таком состоянии выпустить на сцену?

Цискаридзе прислали запись той злосчастной репетиции, когда многотонная конструкция едва не упала на головы десяткам артистов и свидетелем чего была сам директор Урин. Запись опубликована на 20 минуте во время беседы Цискаридзе. Впечатляет. Люди  в ужасе мечутся, чтобы убежать от жуткой декорации, которая вот-вот их раздавит. Посмотрите. Директор принимает спектакль с нарушениями всех инструкций по технике безопасности! После такого никакой инструктаж артистов не спасет.

Правоохранительные органы выясняют, почему артисты миманса участвовали в перевозке декораций, при том, что это не их обязанности. Вопросов к дирекции возникает много.

А потому уже выстроилась очередь желающих помочь директору Урину и обвинить Кулеша. Первой высказалась оперная дива Маквала Касрашвили, прочитавшая оду «блестяще организованной технике безопасности». Но восьмидесятилетняя женщина невольно подставила того, кого хотела защитить, вспомнив о случае с «Орлеанской девой», когда упала на сцену и сломала руку в 1991 году. Этот случай она называет единственным.

Однако это не так. В январе 202о года травму прямо на сцене получил премьер Михаил Лобухин пришедшие насладиться танцем в балете «Пламя Парижа» зрители вынуждены были слушать жуткие крики артиста и смотреть как он корчится на сцене от боли. Не было ни заморозки, ни медицинского персонала, а уносили Михаила со сцены его же коллеги. А если вспомнить гастроли в Лондоне в июле 2013 года и травму на сцене примы Марии Александровой в «Баядерке»?

Бывший заместитель директора Большого,  а ныне директор «Новой оперы» Антон Гетьман громогласно заявляет «Известиям» об «опасности сцены в любом театре» и рассыпается в комплиментах «высокотехнологичным декорациям». Его аргумент — спектакль идет больше года и ничего не случалось, значит это не «системный сбой, а форс-мажор». Ну как говорится, «пока гром не грянет, мужик не перекрестится».

Позиция дирекции, несмотря на попытки поддержки, уязвима и вокруг Большого как стервятники кружат столичные адвокаты  в надежде на гонорары не меньшие чем во времена пресловутой   «кислотной атаки». Адвокат Андрей Князей заверил портал BLITZ, что дело доведут до конца. Но наказание будет не слишком строгим (!!!!!): «Это не умышленно, это халатность, но всегда в таких случаях ответственный находится. Это статья 293, часть 2, лишение свободы на срок до пяти лет, халатность, повлекшая по неосторожности тяжкий вред или смерть человека. Однозначно компенсация семье. Думаю, театр выплатит. Надеюсь, что сумма от театра будет не меньше 5-7 миллионов рублей. Будем рассчитывать, что место работы не оставит семью погибшего без средств существования».

https://blitz.plus/eksklyuziv/eto-khalatnost-advokat-ocenil-tragediyu-v-bolshom-teatre_id12186_a3746_a4497

Надежды адвоката Князева понятны – положенные адвокату 10 % составляют 500-700 тысяч от предполагаемой суммы. Каждый день цена компенсации растет. Звездный адвокат Андрей Алешкин полагает, что иск к работодателю может составлять от…10 миллионов рублей! И он готов взять это дело: «Если родственники не найдут адвоката, который бы  представлял их интересы, то я готов взяться за это дело. Большой театр должен заплатить за гибель актера на рабочем месте».

Однако по информации инсайдеров с сайта «Записки балерины» театр не спешит  материально помочь семье. Сами коллеги погибшего собирают деньги на похороны!!!!!!

А кто ответит за халатность? И что понимать под халатностью? Как свидетельствуют очевидцы из Большого все постановки модного режиссера Дмитрия Чернякова – одна большая халатность : «Во всех постановках Дмитрия Чернякова, начиная с «Похождения повесы» происходят нештатные ситуации с риском для жизни не только  артистов сцены, но и артистов оркестра! И ему еще продолжают позволять в  очередной раз, в угоду его амбициям, городить такой огород на сцене!»

У Чернякова был бурный почти двадцатилетний  творческий роман с Большим театром, ознаменованный громкими и часто скандальными премьерами:  «Похождения повесы» (2003), «Евгений Онегин» (2006), «Дон-Жуан» (2010), «Руслан и Людмила» (2011), «Садко» (2020). Ни одна из постановок не прошла незамеченной и сопровождалась скандалом: из-за «Евгения Онегина» великая певица Галина Вишневская отказалась бывать в Большом и праздновать там свои юбилеи. Вместо Большого театра, предлагавшего свои услуги золотую свадьбу с Ростроповичем певица отпраздновала в «Метрополе»: «Пока идет «Онегин» Чернякова, ноги моей не будет в Большом!» Голые артистки в «Руслане и Людмиле» вызвали негодование общественности и взорвали интернет. Кроме оперных постановок, Черняков был режиссером достапамятного концерта в честь открытия исторического здания Большого в октябре 2022 года.

Но такой жирной точки как смерть артиста на сцене во время спектакля еще не было. Не знаю как вам, читатели, но мне послышались шаги Командора, которому , возможно, не понравилась интерпретация Черняковым  «Дон-Жуана».

Так кто же понесет ответственность за постановки, угрожающие жизням артистов и их здоровью? Амбициозный режиссер или директор театра, идущий у него на поводу вопреки всем нормам инструкции по безопасности?

Парадоксально, но впервые имя Евгения попало в газетные заголовки в январе 2013 года во времена знаменитой «кислотной атаки»! На него напали неизвестные, отняли телефон и кошелек, избили так, что артист попал в реанимации, где несколько дней был между жизнью и смертью. Тогда врачам удалось его откачать. Но рок как двухтонная декорация оборвал его жизнь на сцене театра, где он проработал почти 20 лет с 2002 года.

Светлая память Евгению Кулешу и соболезнования его близким, особенно безутешной матери. И пусть за трагедию понесут заслуженное наказание виновные!

PS. 15 октября на сайте «The Village» был опубликован ответ Владимира Урина работникам театра.

https://www.the-village.ru/city/react/gibel-artista-evgeniya-kulesha

Из всего текста с дежурными фразами про «горе пришло в наш дом» и искренние соболезнования тем, кто в течении многих лет работал, общался, дружил с Евгением» выделила следующий пассаж. «Эмоции переполняют наши сердца. В такой тяжелой ситуации мне кажется, очень важно не поддаться желанию обвинить друг друга и искать виноватого. На нашей сцене произошел страшный инцидент, в котором разбирается не теар, но Следственный комитет, Прокуратура, Государственная инспекция по труду. Они очень подробно анализируют, проверяют все факты. Уверен, что на основе этих фактов будет сделаны точные оценки: где были допущены ошибки, приведшие к этой трагедии. Это тяжелая работа. Нам все необходимо в этом разобраться, чтобы никогда такой жуткой трагедии не произошло в Большом!»

У тех, кто следит за происходящем в Большом театре, один вопрос: как директор этого театра мог допустить к постановке спектакль, находящийся в вопиющем противоречии с нормами безопасности?

Обсуждение статьи

Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*

Cледующая статья